Самый греческий праздник

По ветру развеваются нарядные флажки – синее на белом; на улице толкаются дети в национальных нарядах и взволнованные родители, приглаживающие им волосы и одёргивающие рубашки. Гомон такой, что если вздумается что-то сказать, себя не услышишь – перекрикивать толпу возбуждённых греков занятие неблагодарное. Праздничная суета, кофейные запахи, яркие краски девичьих длинных платьев, белоснежные чулки малолетних греков – каждый из них просто миниатюрная копия эвзонов, стоящих на карауле перед зданием парламента в Афинах. На дворе 25 марта, День независимости Греции.



Именно в этот день в 1821 г. митрополит Герман благословил в лавре неподалёку от Калавриты знамя восстания, продолжавшегося восемь лет, пока в 1829 г. Греция не вернула себе статус самостоятельного государства. Священнослужители, люди вроде бы самой мирной на свете профессии, сыграли важнейшую роль в войне. Многих воспитывали в особых Тайных школах, на протяжении пяти веков турецкого владычества сохранявших традиции греческого православия и культуры.



Школа Философу спряталась в ущелье Лусиос неподалёку от Димитсаны, горной деревеньки в Аркадии. Она настолько сливается с желтовато-рыжеватыми скалами, отбрасывающими резкие тени, что даже когда тебе прямо на неё указывают пальцем, глаз не сразу отделяет искусственные постройки от каменистых склонов ущелья. Сейчас от старой Философу остались лишь развалины, но именно из неё вышли и митрополит Герман, и патриарх Григорий V, повешенный турками на воротах константинопольской патриархии. Стоит ли говорить, что подобная попытка умиротворить греков возымела прямо противоположный эффект – Григория причислили к лику святых, борьба против Оттоманской империи разгорелась ещё сильнее и плюс ко всему на сторону греков встали возмущённые подобной жестокостью Европа и Россия.



Последняя, надо сказать, вообще сыграла в освобождении Греции особую роль – тайное общество Филики Этерия было создано в Одессе, а важнейшее место в борьбе занимали русские офицеры братья Ипсиланти. Этнические греки, они были полны решимости вернуть родной земле свободу. Александр Ипсиланти, генерал-майор российской императорской армии, положил начало войне за независимость, когда самовольно перешёл реку Прут 6 марта 1821 г. Его брат Дмитрий одержал завершающую победу в Петре 12 сентября 1829 г. Автономию Греции Турция признала в Адрианопольском мирном договоре 1829 г., после того, как потерпела поражение в войне с Россией.

Греческие горные деревеньки как нельзя лучше подходили для встреч Филики Этерия, члены которого были главными организаторами греческого сопротивления (к ним относился и митрополит Герман). В Стемнице собирался первый Сенат Пелопоннеса (Герусия), здесь же в церкви Зоодохос Пиги члены Сената встретились с Дмитрием Ипсиланти, отсюда же летели декреты греческим отрядам, рассеянным по всему Пелопоннесу.



Впрочем, вклад деревень в борьбу отнюдь не ограничивался предоставлением помещений для военных советов. Димитсана на своих водяных мельницах молола порох, обеспечивая повстанцев огнестрельным оружием. В горах рядом с Витиной действовала ещё одна из Тайных Школ, укрывавших греческих повстанцев. Местный монастырь Девы Марии примечателен поющей пещерой под названием Панагия Сфирида, также служившей убежищем. Какой бы ни была погода, здесь неизменно свистит ветер, а «сфирида» так и переводится – свисток.

Средневековый замок Каритены, построенный франками в XIII в., сначала укрывал в своих стенах турков, спрятавшихся в нём в 1821 г. после того, как греки захватили Триполи. А в 1826 г. здесь засели люди Теодороса Колокотрониса, возглавлявшего десятитысячный Пелопонесский корпус, который противостоял войскам Ибрагим-паши.



Священники играли роль не только вдохновителей восстания, но и непосредственных лидеров – например, монах Грегорас в 1821 г. захватил Коринф, из которого борьба пошла в Этолию, Аттику, Ливадию и т.д. Во главе Пелопонесского совета, избранного 20 мая 1821 г. встал Вресфенийский епископ Феодорит. В одном из музеев Метеор можно полюбоваться на чудесную картинку, очень выразительно изображающую монаха, скидывающего вопящего турка вниз со скалы.



Помимо всего прочего, греческая церковь помогла сохранить земли за греками, которым во времена турецкого владычества не хватало денег уплатить налоги. Они ставили на земле маленький храм, после чего территория переходила к церкви, становясь недоступной для турецких властей. После того, как страна отвоевала независимость, законные владельцы смогли вернуться на свои земли, в благодарность поставив свечку в маленькой церковке, стоящей на ней как страж. Именно поэтому на территории Греции так много храмов и монастырей размером с комнату, разбросаны они по всей стране, а присматривают за ними, как правило, местные жители – за каждой церковкой следит одна из греческих семей, поддерживая в ней порядок и регулярно затепливая лампаду перед иконами.



При всей патриархальности Греции, без женщин в борьбе тоже не обошлось. Чего стоит одна Ласкарина Бубулина, которая на немалые деньги, доставшиеся ей от мужа, содержала небольшой флот, армию повстанцев и ещё оказывала спонсорскую поддержку Филики Этерия. Мало того, в 1821 г. она лично привела восемь кораблей к Нафплиону, организовав морскую блокаду города. Потом принимала участие в борьбе за Монемвасию и Пили. Между прочим, российский император был настолько впечатлён её деяниями, что присвоил Бубулине звание адмирала российского флота – это была первая в истории женщина-адмирал.



В День независимости греки с утра собираются на улицах, готовятся к торжественному шествию. Наконец, взрослых оттесняют на обочины, и все застывают в нетерпеливом ожидании. Гордым маршем идут наряженные дети – от самых маленьких, похожих на кукол в этнических нарядах, до взрослых юношей и девушек. Впереди каждого класса – четверо в флагом в руках. У девушки в розовом, несущей знамя, гордое и строгое лицо. «Браво, Евагелия!» – громко кричит одна из женщин, миг – и непроницаемая маска разлетается, не сдержав напора сияющей счастливой улыбки. Нести флаг – огромная честь, которой удостаиваются только самые лучшие ученики класса.



По всем городам и деревням Греции в этот день проходят торжественные богослужения, проповеди, как правило, транслируются через громкоговоритель – все желающие могут попросту не поместиться в соборе, но это не повод лишаться праздничной службы. А потом начинается неофициальная часть праздника, и тут уже развлекаются кто во что горазд – танцуют и поют национальные песни, принимают гостей, собираются шумными компаниями в тавернах. Мальчишки носятся вокруг, возятся и валяют дурака, невзирая на белизну национального костюма, впрочем, их никто не останавливает – праздник, время радоваться.



Оказавшись в Греции 25 марта, можно лишние полчаса прождать автобуса (водитель на предыдущей станции задержался выпить праздничную чашку кофе с друзьями), не попасть ни в один из музеев (кто же будет работать в праздничный день?), с трудом найти себе место в таверне или кафенийо (всё переполнено). Но вряд ли кто-то пожалеет об этих мелких неприятностях – радостный праздник, шумно гомонящий на сотни голосов, улыбающийся тысячами лиц, играющий ветром с яркими гирляндами и реющими на главных площадях флагами, заставит забыть буквально обо всём.
Оставить комментарий
Загрузка...
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.