Страна воздушных змеев

Еду в поезде и, наблюдая за окном заснеженные леса, вспоминаю свое недавнее путешествие в удивительную страну Вьетнам. Удивительной она кажется не только поэтому, что где-то там, вдали от наших снегов, прямо сейчас цветет чуть ли не каждое дерево, «жарит» солнце и волны выбрасывают на берег разноцветные ракушки. Удивительными и неожиданными оказались для меня впечатления, оставленные ею, конечно во многом благодаря людям, окружавшим там меня. Я пишу рассказ о наших приключениях и эмоциях,  чтобы не забыть их (хотя такое, пожалуй, не забывается).

Любые совпадения не случайны, имена не вымышлены, персонажи реальны. К этому рассказу прилагается также тот миллион фотографий, что еще лежит нераспакованный в наших фотоаппаратах.

Февраль, 2020 г.

День первый.

Мы прилетели в Сайгон (по новому – Хошимин) утром. Перелет показался быстрым – мне не хватило времени как следует выспаться, да и не терпелось уже: быстрее, быстрее, из этой ужасной мрачности в отпуск, в теплую страну! О Вьетнаме я, к сожалению, знала лишь то, что это в Азии, в тропиках, и что там когда-то была жуткая война.

Паспортный контроль прошли быстро, подобрали свои рюкзаки с багажной ленты. Поменяли валюту прямо в аэропорту, разом став миллионерами. И вышли на улицу…

Даже не совсем еще вышли, а только лишь отыскали инструкторов Капу и Толика на выходе среди довольно “одноликой”, но пестрой толпы встречающих (в основном – вьетнамцев) с табличками. И тут началось! Вокруг страшный шум и суматоха. Позже я привыкла к удивительной способности вьетнамцев одновременно быть медлительными и создавать много шума. Но в тот момент меня поразило это первое впечатление кипящего вокруг мегаполиса (хотя и после, в других менее крупных городах встречалось то же самое).

По улице мимо аэропорта мчался поток мопедов с некоторыми «вкраплениями» автобусов и машин. И хотя скорость у тех и других была небольшая, но они сновали друг перед другом, постоянно меняя полосу и сигналя, создавая шум и суету.

На лицах у всех местных жителей – маски, самых разных цветов и фасонов. Одежда тоже пестрая и не всегда гармонирующая между собой: куртки и шлепанцы, «толстовки» и панамы.

Воздух тяжелый, влажный и жаркий. Смесь дорожной пыли с ароматами цветов и еще чем-то пряным, особым, «азиатским».

Мы сели в автобус, заполнив его почти весь, но ехать он не торопился. Капа рассказала об особенностях менталитета жителей Азии – никогда никуда не торопиться, даже в ущерб расписанию. Кондуктор, объясняясь с нами жестами, собрала деньги, но потом водитель снова вышел и уселся прямо на тротуар обедать. Толик попытался все так же, жестами, объяснить ему, что автобус и так уже полный (учитывая нас и наши рюкзаки), и пора бы уже ехать. Но водитель показал на пальцах «7 минут» и продолжал свой обед. Тем временем Капа очень эмоционально, своим сильным голосом отгоняла от «нашего» автобуса других назойливых пассажиров-вьетнамцев. Некоторых так и не удалось прогнать, пришлось потесниться. Позже я поняла, что эта эмоциональность и решительность важны в Азии, хотя и не всегда действуют. Местные жители редко в чем-то уступают, ссылаясь на «трудности перевода», но, по сути, это упрямство – неотъемлемая черта местного колорита.

Мы доехали до нужной остановки, немного прошли пешком и свернули в узкий переулок. По обе стороны тянулись столики кафе, выступающие прямо на улицу, лотки с мелкими товарами, рекламные вывески на двух языках: вьетнамском и английском. Над головой – плетеные фонари и путаница из электрических кабелей, провисших не только между столбами, но и между домами. Фасады узкие, уходят вверх разноцветными балконами. Дома очень разного дизайна, фактуры и высоты. На улицах мусор, кафе и вовсе не выглядят чистыми и аккуратными. Постоянно снуют мопеды, реже – машины. Торговцы с переносными лотками и другие «зазывалы» что-то показывают и предлагают тоже как минимум на двух языках. На велосипеде, увешанном корзинами с батонами и булками, проехала бабуля в панаме и невидимое радио громко на всю улицу извещало всех по-вьетнамски, очевидно, о том, что едет свежий хлеб. Мопедик, весь нагруженный ячейками с куриными яйцами (их уместилось не меньше тысячи), остановился возле кафе…

Заселившись в гостиницу, мы отправились завтракать, побаиваясь отходить далеко, хотя в этом и не было необходимости, так как по всей улочке в два ряда были кафе, с пластиковой мебелью, покрытой клетчатыми скатертями; обшарпанными стенами, но очень приветливым персоналом; и с очень широким, интернациональным выбором блюд. Заказав что-то местное, мы удивились порциями – они были огромными. А сама еда была вкусной, не очень острой, хотя необычной: например, а моем рыбном супе плавали кусочки ананаса.

Чуть позже Капа повела нас на экскурсию по городу. Современные небоскребы с минималистичными зеркальными фасадами перемежаются традиционными пестрыми кварталами с узкими кривыми улочками. Попадаются образцы европейской архитектуры. Среди них - изящный собор Сайгонской Божьей матери. Рядом – главпочтамт в строгом английском стиле.

В то же время много пагод и алтарей. В каждом магазине свой маленький Будда, окруженный подношениями, цветами и благовониями. Не сняты еще плакаты, поздравляющие с наступившим Новым Годом. Ну и, конечно же, присутствуют торжественно-административные, без излишеств, образцы архитектуры коммунистических времен.

Полюбовались снаружи на здание оперного театра, прошмыгнув вдоль забора давно уже строящегося метро. Заглянули во двор традиционного «театра на воде», где можно посмотреть представление в старинном стиле и послушать вьетнамскую народную музыку. Прошли через центральный парк с пышной тропической растительностью и гигантскими суккулентами, которые мы привыкли видеть дома маленькими, в горшочках. Все цвело и благоухало, и было непривычно огромной величины.

Капа учила нас переходить дорогу: «Выдохнули и пошли, медленно!». И мы, как стайка гусят, сбившись в кучку, открыв рты и вытаращив глаза, заранее «очумев» от всего происходящего, брели за «матушкой-гусыней» в водовороте снующих перед самыми нашими носами и постоянно нам сигналящих мопедов.

Мимо площади с изящным фонтаном в форме лотоса, по центральной аллее дошли до набережной Меконга. Удостоверились, что река очень замусорена, и потому крокодилов в ней явно нет.

Усталые, мы рано отправились отдыхать от перелета. А Сайгон продолжал жить своей суетливой жизнью, не прекращая ее, а лишь немного приглушив гвалт перед самым рассветом.

Оставить комментарий
Загрузка...
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.