Амазонка удивляла каждый день

Предыдущая часть - Тут все надежды на реку

Следующая история - Скажи мне, кто твой друг?

Предыдущая частьПоздним вечером снова встали на разгрузку в городке Тонантинс (Tonantins). Все поселения Амазонии располагаются на высоких берегах и относительно сухих возвышенностях, но их не так много. В этот раз предполагалась стоянка в пять часов. Для местного населения прибытие теплохода из Манауса не что иное, как настоящий праздник. В это время на берегу никто не спал, все вышли на пристань. Тишину тропической ночи разрывала музыка, задорный смех местной молодёжи доносился до меня.

К разгрузке нижней палубы приступили сразу. Грузчики с теплохода помогали местным мужчинам перенести все мешки, ящики и коробки на высокий берег. Тяжело. Пот ручьём скатывается до пят. Бегом не побежишь. На крутой взгорок с пустыми руками-то взойти тяжело, а тут с грузом в 50 килограммов надо подняться не один раз. Предполагаемые пять часов стоянки растянулись почти вдвое. Теперь я знаю, отчего наш путь столь долог.

Грузчики периодически сменяли друг друга, а мне казалось, что мы застряли здесь навсегда.  Я никак не предполагала, что мы так загружены, а ведь на грузовой палубе ещё полно товаров, значит, будет ещё город, а может быть два.

- Местная церковь

- Школа в городке Тонантинс

К утру теплоход, отдав швартовы и огласив ночь пронзительными гудками, тронулся в путь.

Летучие мыши со сверхзвуковой скоростью проносились мимо, огромные тропические тараканы прилетали из сельвы на свет фонарей и бились о них, ссыпаясь на пол, а утром насекомых сметали кучами за борт. Мотыльки кофейно-молочного оттенка тоже радостно летели на свет, обжигались и падали. К утру синие ночные бабочки устилали палубу, напоминая опавшие лепестки в ярких прожилках и пятнышках.

Днём появлялись разноцветные бабочки и садились на яркие гамаки. А вот птиц, кроме петуха, на теплоходе не было. Все они обитали на воде или над нами. Никаких чаек за кормой, или попрошаек у палубных перил не наблюдалось.

Поспать немного ночью как-то всё-таки удалось, а ближе к обеду следующего дня снова остановились на разгрузку. Наши ряды к этому времени заметно поредели, а значит, путь по реке скоро закончится. 
 
Семьи с красивыми девочками в кудряшках распрощались с поредевшими пассажирами и сошли с теплохода.

Оставшиеся члены плавания разбрелись по городку, а всё местное население, как принято, высыпало на берег. Ведь теплоход приходит раз в неделю, а это возможность встретить знакомых, поговорить о делах, узнать новости и просто попить пиво за стихийно выставленными столиками от предприимчивых продавцов.

Я всё ещё находилась на полупустом судне, и тут обратила внимание на молодого человека у перил, который, держа в руках глубокую миску, смачно ел уху из мелкой рыбёшки, хотя обеденное время ещё не наступило. Мне стало любопытно:

— Где взял? Сварил? А рыба? На берегу? И мне надо! Я уже не хочу есть мясо.

Быстро спустилась к берегу. Нашла стихийный рыбный базар, где с трёх рыбацких лодок продавали рыбную мелочь. На одной из них засиделся мальчишка лет двенадцати. Он как-то совсем не был популярен у покупателей и уже собирался отчалить от пристани.

Я к нему, успела купить последнюю кучку, где три штучки. И тут маленький продавец неловким движением зацепил пластиковое ведро в лодке, оно загремело за его спиной. Доска, что выполняла роль крышки, свалилась на дно, а из ведра вывалилось нечто и поползло!

Чёрное! Огромное! Похожее на краба существо, почуяло свободу. Вокруг всего тела, между волосатых ног или лап, была пропущена и закреплена верёвочная петля с хвостиком.

Я вскрикнула, а мальчишка пнул чёрного лохматого монстра сапогом, схватив за верёвку, поднял его и обратно в ведро под доску. Лодка отчалила, а я осталась в оцепенении на берегу.

— Что это было?

Рядом стоявший продавец жестикулировал и кричал вслед отплывающему подростку что-то вроде того:

— Покупателя надо беречь и уважать, а уж показывать разных чудовищ — ни-за-что!

Эту загадку мне бы самой никогда не отгадать. Я устроила тут же дискуссию на тему «лохматого монстра», и пока не получила внятные разъяснения от местных жителей, не успокоилась.

Оказалось, то был паук птицеед, посаженный по-собачьи на верёвку. Выловлен он в местной сельве, а маленький хозяин таскает паука с собой в ведре даже на рыбалку. Такое здесь развлечение у детворы. Назвать паука безобидным нельзя, он относится к ядовитым членистоногим, а это развлечение и бравада мальчишек никак не оправдана риском быть укушенными гигантским паукообразным.

Уху мне всё-таки приготовили на корабельной кухне, но она была подарена француженке Сьюзен под убедительным предлогом. После того паука я до самого ужина игнорировала любую еду, представляя себе ползающего по ней волосатого чудища.

- Этот кусачий, но не ядовитый

Вместе со мной в плавании участвовала не только пара из Белфаста, но и молодая девушка из Франции. Сьюзен три месяца жила у подруги во Французской Гвиане, а теперь направлялась в Перу. Мы с ней обменялись впечатлениями, и уже два дня путешествия провели вместе, что внесло новые нотки в мою «амазонскую симфонию».

Вечером впервые вышла на корму посмотреть как молодёжь танцует. А никак! Музыка зажигала, народ флегматично стоял вдоль поручней.

— Почему не танцуете? Стесняетесь? Так ведь какая музыка пропадает зря! Мальчишка диск-жокей устал дёргаться и призывать к танцам. Сьюзен, танцуем! Да что мне, впервые? Я везде выхожу танцевать, а в иорданской Петре ещё и прилюдно спела. Так там я никого не знала, а здесь мы уже одна семья.

Латиноамериканские танцы — это здорово! У меня к ним особая страсть, и призы игрушки на самодеятельных конкурсах я получала именно за них. Хоть и было это много раньше, но ведь было!

Сьюзен составила компанию, а вслед за ней инициативу поддержал местный грузчик, будучи слегка навеселе. Тут народ осмелел и постепенно подтянулся. Смотрю, меня уже угощают, кофе принесли.

— Где я раньше была? Так у перил! Акулу ждала!

Танцы закончились в одиннадцать, как им и положено, мы уже давно тронулись в путь. Народ улёгся спать на почти пустых этажах.

Наутро всех пассажиров верхней палубы, то есть моей, попросили вместе с вещами спуститься на первую. Я насторожилась, у меня там «враги»; тот самый человек, что в первый день плавания со мной повздорил, затем с раздражением нашёл место для гамака во втором этаже теплохода.

А теперь вот я со своими пожитками и перуанским сомбреро вниз переселяюсь.

О! Меня узнают! Один настоящий индеец схватил мой гамак и привязал рядом с собой, а «злой сосед» отвернулся.

В этот день мы причалили к пристани города Сан Паулу.

Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.