Село Тох

Времени на поездку оказалось мало. После недолгих раздумий я решил вернуться в Нагорный Карабах, где уже был в 2014-м году. Тогда я приезжал всего на пять дней, но торопился увидеть как можно больше. И впечатление о стране получилось самое общее. Поэтому сейчас решил ограничиться одним-двумя пунктами, но ознакомиться с ними спокойно и подробно. И провести неделю в маленьких сёлах, чтобы лучше увидеть местный колорит.
В Степанакерте хозяйка хостела посоветовала ехать в Тох.
Село расположено в Гадрутском районе, 57 км от Степанакерта.
Время основания села неизвестно. Самое раннее упоминание о нём относится к 9 веку.
В 16 веке Тох стал центром провинции Дизак и вотчиной правящего рода Еганянов, чьи потомки ещё живут в селе.


Александр Еганян – потомок князей Еганов в восьмом поколении. Его дом находится на территории дворца.


Дворец мелика Егана сохранился с 18 века. Это комплекс гостиных и жилых помещений, объединенных крепостными стенами. На территории дворца открыт музей. Здесь хранятся предметы, найденные на раскопках княжеской резиденции: глиняные кувшины, старинные персидские монеты, флакон из-под духов императрицы, оружие и домашняя утварь.



На склоне выше дворца расположена церковь Сурб Ованес, построенная ещё в 13 веке. Из-за реконструкции она пока не действует. Но есть алтарь и подставки для свечей, и люди приходят.


Церковь Сурб Ованес, 13 век

В пяти километрах от села находится Гтчаванк, заброшенный средневековый монастырь.
Но кроме церквей, дворца и музея село ещё известно своими винами.


Вина "Катаро"

В 1996 году Эдик Аветисян с тремя сыновьями основали здесь семейную винодельню.
За поворотом в центре села здание, похожее на простой сельский дом. Внутри – современное итальянское оборудование.


Завод "Катаро"

Тут и производится красное, белое и розовое «Катаро» - сухое вино из местного сорта хндохни.
Виноград для отжима перебирается вручную. И, чтобы вино стало более ценным, его выдерживают в дубовых бочках. «Катаро» экспортируется в Канаду, Россию, США, Великобританию, Чехию и Прибалтику. Кроме этого вино Аветисянов поставляется в президентские аппараты Карабаха и Армении.


А в середине сентября на площадке перед дворцом мелика Егана ежегодно проходит винный фестиваль. В этот день гости из разных стран знакомятся с местными традициями и пробуют лучшие местные вина. Новый фестиваль в 2019 году будет уже шестым.


Григорий Аветисян, потомственный винодел

Я приезжал в Тох в октябре. Поэтому о фестивале оставалось только слушать.
Приехав в село уже к вечеру, стал искать ночлег. Местные не советовали оставаться в палатке из-за дождей и шакалов.
Пока я общался с деревенскими стариками, к нам подъехал автомобиль. Водитель обратился ко мне:
- Валера. Чем могу помочь?
- Сергей, здравствуйте. Спасибо, всё хорошо. Если подскажете место для палатки, где я не промокну и не буду съеден – этого хватит.
- Зачем палатка, холодно! Дом большой, пойдёшь к нам. Сейчас сыну позвоню, он тебя встретит.
- Спасибо, конечно... А ваша семья обрадуется такому подарку?
- Всё нормально, сейчас я вернусь и решим.


В. Е. Саакян

Так я познакомился с семьёй Ваге Саакяна, в которой прожил следующие три дня. Ваге Енович - военный пенсионер, сейчас заведует реставрацией церкви Сурб Ованес. Его жена – учитель в местной школе. Там же учатся младшие дети. Старший сын живет со своей семьёй в Гадруте.
По утрам я уходил из дома вместе со всеми. Семья расходилась по своим делам, а я с кофром на боку поднимался в горы.
Низкие облака хорошо дополняли пейзаж. Пока не было палящего солнца и резких теней, я радовался осени и снимал сельские виды.
Для поездки на несколько дня Тох мне показался очень удачным выбором. Село интересно не только долгой историей и живописными пейзажами. Здесь всё рядом и некуда торопиться. Вместе с радушием местных жителей это позволяет почувствовать место. И осенью, когда погода может меняться несколько раз в день, утренняя прогулка уже становится отдельным путешествием.


Осеннее утро в Тохе

В первый день долго гулял среди старых домов.


До 89-го года в селе жили 900 азербайджанцев и 700 армян. Во время войны азербайджанцы и некоторые армяне покинули Тох. С тех пор многие дома заброшены

Некоторые дома на окраине были жилыми, и я хотел сфотографировать людей в быту. Но за три часа встретил только козла. Не ожидая ещё кого-то увидеть, сделал пару кадров и стал спускаться к центру села.
Во дворе одного дома увидел детей и решил понаблюдать за ними. Заметив камеру, дети отвлеклись от своих игр и с настроженным любопытством смотрели на меня. Чтобы привлечь внимание и познакомиться, я предложил им взятые с собой финики. Разорвал пакет и на пальцах показал, что это съедобно. Подбежала девочка, с улыбкой взяла фрукты и скрылась в доме вместе с сестрой и маленьким братом. А я остался у пустого двора.
Вот и пообщались: ни фотографий, ни фиников.
В надежде на продолжение решил не уходить сразу. И скоро услышал голос хозяйки: «Кофе?».

Дети

Кроме имени Гаяне я ничего узнать не смог. Женщина почти не говорила по-русски. Пока мы пили крепкий варёный кофе, дети рассматривали мои дорожные вещи и меня самого. После нехитрого угощения и нескольких снимков мы попрощались. Гаяне с детьми ушла по делам, а я продолжил свою неспешную прогулку.
Прошло уже полдня и людей на улице становилось больше. На окраине посёлка встретился пастух.


Пастух Борис


Позже в центре села собралась компания с колодой карт.
Я сел рядом с игроками, достал фотоаппарат и стал наблюдать

Игроки

Когда ожидаемые кадры получились, я поблагодарил стариков и отправился домой. Первый съемочный день прошёл удачно.

В следующие два дня я продолжал знакомиться с селом. За это время многие люди запомнили меня и спокойно относились к камере. Некоторые здоровались уже издалека и шутили:
- Что, не всё ещё отснял?
- Пока не всё.

Вечером перед отъездом из Тоха я познакомился с Ниной Гаспарян, соседкой Ваге. Она очень плохо говорила по-русски и мы общались через жену Ваге Еновича. Я попросил перевести Нине на армянский, что хочу сфотографировать её. По возможности, у неё же дома. И если удобно – когда я могу зайти? Нина спокойно улыбнулась и сказала, что можно завтра .
Утром я попрощался с гостеприимной семьей Саакянов и пошёл к Нине.
Нина почти всю жизнь провела в Тохе. Конечно, выезжала из села, но никогда надолго.
Её единственный сын погиб в карабахской войне.
Пока я гостил у Нины, она что-то рассказывала мне по-армянски. Иногда показывала рукой на меня, намекая на возраст, потом махала куда-то в центр села, где могила сына. Было видно, что хотела поделиться чем-то очень важным.
После грустных воспоминаний Нина вернулась к домашним делам, от которых я её отвлёк, и продолжила заботливо хозяйничать. И уже в более уместной ситуации я сделал несколько снимков.



Нина Гаспарян

Когда кофе был выпит, Нина деликатно проводила меня до ворот со словами «спасибо, хватит».
Я убрал камеру, попрощался с гостеприимной хозяйкой и мысленно – со всем селом.
Перед отъездом хотелось ещё раз увидеть уже знакомый пейзаж. Я замедлил шаг, насколько было возможно, и направился к трассе.


По дороге в центр села
Оставить комментарий
Загрузка...
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.