Джорджтаунский Государственный ботанический сад

Предыдущая часть - Убийственная волна

Я шла по моей красивой улице и почти уткнулась носом в разрисованную разным зверьём и птицами ограду. Подумалось:

— А может это зоопарк?

Завернула за поворот и пошла вдоль заграждения, ища вход в этой пёстрой стене. Вскоре его нашла, за доллар пригласили войти. К моей радости территория за оградой оказалась огромным ботаническим садом удивительных цветов и растений, что простиралась на десятки гектаров, а зоопарк всего лишь был дополнением к обширной парковой зоне.

Именно с животных я и начала. Надо сказать, к тому моменту видела так много разных зверей и птиц, что особого удивления не было, а всего лишь воспользовалась случаем посмотреть на зверей ещё раз.

В просторных вольерах сидели на сухих деревьях и жердочках птицы с ярким оперением, начиная от туканов и попугаев макао, а заканчивая хищными огромными ястребами гарпия, которые сильным клювом рвали куски только что розданного мяса, зажав его в когтистых лапах. Размах крыльев у гарпии до двух метров, обожает себе на обед обезьян, ленивцев, попугаев ара, даже дикобраз и броненосец ей по силам. А ведь у дикобраза с длинными иглами по телу врагов среди хищников практически нет.

- Красавцы туканы
 
К попугаям в вольерах прилетали макао из леса. Им свобода дорога. Но покормиться за компанию с сородичами были не прочь. Их кормили так же, как и вольерных особей.

Были здесь и хищники. Время обеда. Все хищные кошки хрустели рёбрами неизвестного животного. Обезьяны носились по клетке с бананами в руках, без конца выглядывая на дорожку, где стояла тележка с фруктами. Как только служащий брался за неё, сразу как по команде хитрые приматы бросали свои бананы, надеясь заполучить что-то ещё. Но тележка катила мимо, а служащий даже не смотрел в обезьянью сторону. Тут хулиганкам ничего не оставалось, как собрать все бананы и довольствоваться сегодня тем, что уже дали.

А когда случайно подняла глаза вверх, то встретилась взглядом с целой стаей капуцинов. Они свободно гуляли в кронах деревьев, прыгали, играли с крупными лемурами, невесть откуда взявшимися в свободном пространстве ботанического сада. С невыразимым восторгом, задрав голову, следила за стремительным передвижением среди листвы обезьянье-лемурьей стаи. 

Ясное дело, что их здесь подкармливают, к моменту кормления животные приходят из лесу полакомиться вкусностями. Но лемуры! 

— А вдруг они больше не придут? Где ещё взять? Только на Мадагаскар гонца снаряжать!

Длинные хвосты кошачьих лемуров с поперечными полосами не меняли своей вертикальной позиции ни при каких условиях, будь то бег, прыжки или остановка. Такой необычный хвост напоминал вертикально поднятый жезл сотрудника ГАИ.

Здесь же, среди буйной растительности, летали чудо-птицы. Видимо, их тоже кормят, чтобы не уходили. Здорово! Всё здесь, как в настоящем лесу, приблизиться к животным невозможно, только оставалось любоваться на расстоянии.

Свиньи пекари цвета земли всё перекопали в своих загонах. Этих древнейших животных можно назвать ископаемыми, ведь 50 000 лет их существования в нынешнем виде — это немыслимый период времени, который трудно вообразить.

По соседству с ними разместились капибары от мала до велика. Примечательны они тем, что являются самыми крупными грызунами в современном мире. Их шерсть можно назвать щетиной, такая она длинная и жёсткая на вид. Рядом с капибарами жил броненосец, он почивал, забравшись в дупло сухого дерева.

Большая площадь отведена тапирам. Мне всегда казалось, что их несуразная морда с огромным мясистым свисающим носом только мешает жить.

Крокодилы и кайманы неподвижно лежали по берегу своего болота. Раскрыв пасть на солнышко, они даже глазом не моргали. Бревно и бревно! Эти чёрные крокодилы очень хитрые и опасные, свою энергию зря не тратят, а концентрируют её для нападения. Но в своей луже нападать им было не на кого, всего лишь так, по привычке, они отлёживали свою жизнь.

Не обошлось здесь без пресмыкающихся. Зелёная как коряга анаконда свернулась в водоёме, медленно шевеля кольцами своего тела. Иногда она показывала голову из воды и выбрасывала вперёд язык.

Но это ещё не всё! В реке, что протекала через сад, жили амазонские и американские ламантины — речные коровы. Первые отличались меньшим размером и быстротой движения, вторые громоздкие и медлительные. Этим травоядным млекопитающим косцы бросили в речку копну свежескошенной травы, которая шевелилась и постепенно исчезала, уничтожаемая речными гигантами с широкими поперечными ртами — ламантинами. Я всё пыталась их отследить и различить, а ещё лучше, сфотографировать, но не дались. Время от времени ламантины поднимали клубами донную грязь и ил, показывая свои пупырчато-серые спины непомерно огромных тел. Иногда они кувыркались и поднимали на мгновения ласты.

Как только трава прекращала исчезать под воду, сотрудники прекращали подачу корма. 

Очень необычным стал для меня зоопарк в ботаническом саду, где так много рек и каналов, что жара теряла силу, оттого находиться тут было приятно. Площадь парка 48 квадратных километров, а это грандиозные территории, захваченные у сельвы и простирающиеся до мангровых лесов Карибского моря.

Сад идеально ухожен, трава аккуратно выкошена, здесь можно ходить без опаски и без тропинок. Иногда под ногами хлюпала вода. Болота ведь! В тени деревьев места для пикников со столиками и скамеечками не пустовали. Горожане с удовольствием здесь проводят жаркий полдень, а в укромных местах таятся и щебечут о любви парочки.

Ажурные мосты в викторианском стиле перекинуты через ручьи — отличное место для фотосъёмки! Продавцы лоточники привычно ждут своего покупателя, прогуливаясь по центральной аллее веерных пальм. Повсюду цветут цветы — и под ногами, и над головой. Розовый и белый лотос разросся здесь по всем водоёмам. Голубые чашечки лилий спрятались в тени затонов. Сейчас середина дня и очень жарко, все водяные растения закрыли свои цветки, оберегаясь от палящего солнца.

Здесь же, в ручьях, неожиданно и впервые в жизни увидела уникальное растение — Викторию регию. Самая большая кувшинка в мире! Чудо растительного мира занесено в Красную книгу, а распространено только в бассейне рек Амазонки и Ориноко. Редчайшее растение имеет огромный снежно-белый цветок необычайной красоты и с множеством лепестков, но кувшинки при солнцепёке также закрыли свои бутоны и спрятали их в воду. 

Листья Виктории регии не менее интересные: снизу они красно-бурые, а сверху нежно-зелёные, сочные, мясистые, совершенно круглые, с загнутыми вверх краями. Они напоминают гигантские подносы, разбросанные по воде. Отдельные экземпляры листьев выдерживают вес до 50-ти килограммов. По их плоским поверхностям бегали длиннохвостые и длинноносые птички, легко перешагивая с одного зелёного плота на соседний. Виктория регия является национальным цветком Гайаны.

- Листья Виктории регии
 
Многообразие бабочек поражало, вместе с ними над цветами порхали колибри. Почти всё дневное время эти крошечные птицы проводят в полёте, совершая немыслимое количество взмахов крыльев за момент времени, даже сидя на цветке с нектаром и опустив свой носик внутрь цветка, колибри продолжает трепетать крылышками, а замирает всего лишь на мгновение.

На территории для отдыха росли разные виды пальм, гигантские многовековые деревья. Их стволы и сучья покрывала поросль чужеродных растений паразитов, бородато свисающих вниз. Здесь всё было интересно!

Уходить не хотелось, жалко было покидать удивительное место, но день незаметно клонился к вечеру, хотя солнечный жар обрушивался с небес на городские улицы, как палящий ливень. А ещё надо было где-то поужинать до наступления темноты.

И я решила, завтра приду сюда на рассвете, чтобы увидеть распускающиеся по утрам цветки водяных растений, а пока в парке будет пустынно, попробую добраться до листа-подноса. Когда ещё мне доведётся увидеть Викторию и потрогать своими руками? Может быть и никогда.

Я ещё не знала, что снова увижу её в перуанской Амазонии.

***

Следующим ранним утром прибежала в ботанический сад, который мне очень полюбился. Просто роскошь какая-то! Спешила по аллее в обрамлении веерных пальм на встречу с Викторией регией. Приятная утренняя прохлада радовала, солнце только что всходило. Розовый лотос повсеместно раскрыл свои крупные цветки на высоких стеблях. А вот и кувшинки Виктории! Они редко белели своими, будто из воска, цветками. Всего лишь два дня цветения отмеряно природой для кувшинок, но какое это было цветение! Кувшинки редко разбросаны среди мощных и неподвижных листьев, их розетки лежали на поверхности воды.

 

- Цветок Виктории регии
 
В парке не было пусто, хотя при входе меня никто не остановил. На территории уже во всю силу работали косцы, выкашивая траву для ламантинов, а садовники занимались цветами. Один из них подошёл ко мне. Тут я его расспросила о цветах, посчитав, что сейчас удачный момент для общения. Садовник ответил без запинки:

— Чем отличаются лотос, лилия и кувшинка? Так то же всё просто. У лотоса цветок и листья поднимаются над водой. У лилии листья лежат на воде, а цветок поднимается вместе со стеблем. У кувшинки цветок и листья лежат на воде.

Тут я открыла свой секрет и сообщила, что хочу спуститься в канал, чтобы потрогать и опробовать на устойчивость лист кувшинки Виктории, но меня беспокоит присутствие пресмыкающихся по берегу. Садовник едва сообразил, чего от него хотят, и замотал головой, подтверждая, что рептилий здесь нет.

— Водоёмы в этой части сада безопасны. Змеи давно поменяли свой ареал обитания. Они хоть и змеи, а людей, однако, боятся.

Человек никак не мог понять, зачем мне надо потрогать лист? Он, конечно, не прочь поддержать любой кипиш, но ведь там грязь и топь.

— А мне ничего. Главное, без змей.

Мужчина взял охапку травы и бросил на топкий берег для меня, а я быстро закрутила бриджи выше колен. Мои резиновые сандалии в данном случае просто необходимы. Пошла. Осторожно спустилась по брошенной траве, влага уже сочилась, и вдруг спуск резко оборвался, Хоть я и понимала, что это не пляж, а всё надеялась, что канал будет мельче.

Вода поднялась выше колена, а вместе с ней грязь клубами. Несколько осторожных шагов по вязкому дну и я у цели. Схватилась за край листа, а он снизу оказался щетинистый, жёсткий на ощупь. Потом попыталась на него опереться, но не тут-то было. Лист хитро сбрасывал мою руку, переворачиваясь всякий раз. Оказалось, что поднос сохраняет устойчивость только с нажатием по центру, то есть тут необходимо равновесие, тогда лист не перевернётся. Долго стоять в топи и трястись от страха желания не было. Осторожно побрела к берегу, до кувшинки дотянуться не получилось, но они вроде бы на ощупь могут напоминать цветки магнолии.

Мужчина услужливо подал руку и благополучно вытащил меня на сушу. Эксперимент состоялся, но не очень удался. Слишком вертлявый лист мне попался. Косец полил мне ноги чистой водой из служебного шланга, убеждая подобных экспериментов больше не проводить.

— Так я и не буду. Сегодня уезжаю из вашей Гайаны. Сейчас вот вымою ноги, просушусь немного и пойду собираться в дорогу. Спасибо Вам за участие!

В Гайане, опутанной сетью больших и малых рек, из-за высокой влажности очень плохо сохнут вещи. С просушкой не очень вышло, посидела в тени на ветерке и пошла к мавзолею первого президента Гайаны — Линдена Форбес Самсон Бёрнхама, что похоронен здесь же в парковой зоне. Интересного для меня было не много, так разве что «для галочки», а вот гайанцы приходят сюда с чувством национального долга.

Постепенно солнце поднималось над садом из-за крон веерных пальм, а вместе с ним проснулись люди и потянулись в сад группы школьников для экскурсий и занятий по родному краю.

Сегодня вечером уезжаю из этого города без тротуаров, с тучами хитрых маленьких комаров, которых почти не видно, но они намертво прилипают к твоему телу. Я покину город, где море не похоже на себя, где волны буйствуют, наводя на людей ужас. Я оставлю страну с высоченной влажностью и нестерпимо палящим солнцем. А эта опасная дорога в джунглях длиною в 630 километров уже завтра будет пройдена. Солнце жёлтым шаром зависло над Гайаной, испепеляя небо и поднимая в воздух речные испарения над полотнищами лесов. Да. Места здесь поистине суровые.

Я не предполагала, что в эту свою «кругосветку» именно Гайанское путешествие буду вспоминать чаще других маршрутов. Я буду скучать по той дороге в джунглях, буду вспоминать самые огромные на свете ананасы. Я никогда не забуду доброго падре из Собора Святого Георгия и сохраню подаренный мне брелок. Буду помнить туканов из зоопарка и колибри на цветах, косца, того нищего на берегу у костра, школьников в разноцветной форме, огромных синих бабочек. Вновь и вновь стану прокручивать в памяти неудавшийся эксперимент с кувшинкой, хотя он удался как нельзя лучше.

Ну, а пока, слегка просохнув, я возвращалась. Пора было собираться в дорогу. По пути отдала бездомному последний апельсин из сумочки. Пусть освежится. Такая жара!

Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.