Galina Korzhova
7 декабря 2019
1078

Тропа испытаний: как гора Маркова испытывала меня на прочность

Не бойся, что не получится. Бойся, что не попробуешь.
Макс Фрай.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Это честная и откровенная история о моём непростом восхождении на вершину горы Маркова, высшей точки полуострова Святой Нос, расположенного на территории Забайкальского национального парка.

Вместе с Мишкой, моим надёжным и верным спутником в пеших походах, я совершила увлекательное путешествие по берегам Баргузинского и Чивыркуйского заливов Байкала от тихого посёлка Усть-Баргузин до горячих источников бухты Змеиная, преодолев пешком более 100 километров. И теперь меня ждала кульминация этого невероятного летнего отпуска – дорога на плато Святого Носа, неспроста названная «Тропой испытаний»...     

* * *

Из-за тревожного сна казалось, будто будильник прозвенел предательски рано. Времени на долгие сборы у нас не было, поэтому, быстро позавтракав, мы отправились в путь. Дорога на плато Святого Носа начиналась сразу за двумя информационными щитами, которые предупреждали о высокой степени сложности подъёма. 

Волны на Байкале.

Волны на Байкале.

Карта и описание маршрута на плато Святого Носа.

Карта и описание маршрута на плато Святого Носа.

Сделав несколько шагов по тропе, я внезапно занервничала. Сердце моё учащённо забилось, а дыхание усилилось. Дорога к вершине вела через каменистые россыпи, которые я боялась не осилить. Ужас охватывал меня каждый раз, когда я начинала представлять крутые склоны с движущимися под ногами камнями. Но желание побывать в настоящей горной тундре и увидеть карликовые берёзы отгоняло все страхи. Быстро успокоившись и отогнав от себя тревожные мысли, я спокойно и уверенно двинулась вслед за Мишкой, бодро шедшим впереди.

Начало "тропы испытаний".

Начало "тропы испытаний".

Брусника.

Брусника.

В самом начале тропа шла вдоль соснового леса и была достаточно ровной. Идти было легко – кроны высоких деревьев защищали от солнца, а терпкий запах хвои облегчал сбившееся от быстрого темпа дыхание. Мы незаметно набирали высоту и продвигались дальше. Минут через сорок дорога привела нас к ручью, где Мишка пополнил наши запасы воды. Немного отдохнув возле источника, мы свернули направо и стали траверсом взбираться вверх по склону горы. Чем выше мы поднимались, тем сильнее дул ветер, заставлявший трепетать и содрогаться всё живое вокруг.

Ручей - единственный источник воды на пути к вершине.

Ручей - единственный источник воды на пути к вершине.

Короткая передышка у источника и снова в путь.

Короткая передышка у источника и снова в путь.

После удобного и простого серпантина начиналась самая сложная часть тропы – крутые подъёмы вверх с уклоном, достигающим местами 45 градусов. Мягкая лесная тропинка сменилась каменистой дорогой, идти по которой приходилось с большим усилием. Деревья, ещё совсем недавно казавшиеся огромными исполинами, превращались с каждым шагом в маленькие тёмные точки, сливающиеся в широкую зелёную линию, опоясывающую низину. А спустя некоторое время нашим взорам открылась волшебная панорама Баргузинского залива. Мы впервые увидели Байкал с высоты птичьего полёта, и этот необыкновенной красоты пейзаж стал одним из самых ярких моментов нашего похода.

Дорога наверх.

Дорога наверх.

Вперёд, к вершине.

Тяжёлый подъём.

Тропа к вершине.

Тропа к вершине.

Стройные ряды сосен.

Стройные ряды сосен.

Баргузинский залив.

Баргузинский залив.

Между тем до вершины было ещё очень далеко. Долгое движение вверх давалось мне особенно тяжело. Усталость медленной волной разливалась по всему телу, отдаваясь отстрой болью в мышцах ног. Чтобы немного отдышаться, мне приходилось делать частые остановки, которые больше отнимали время, чем действительно помогали перевести дух.

Если приглядеться, можно увидеть волны на Байкале.

Если приглядеться, можно увидеть волны на Байкале.

Пока я осторожно продвигалась по тропе, размышляя о сложности нашего маршрута, мимо меня проскочил бурундук. Встреча с полосатым зверьком обрадовала меня и придала сил. Сфотографировав шустрого грызуна, мы продолжили свой путь и вскоре вышли к кресту – естественной смотровой площадке, откуда должны были открыться виды на Чивыркуйский перешеек, южные склоны Святого Носа и остаток пути до вершины. Но погода распорядилась иначе – внезапно налетевшие облака закрыли весь обзор, не дав нам возможности полюбоваться панорамой двух заливов.  

Бурундук.

Бурундук.

Дальше путь на вершину горы Маркова шёл вдоль хребта, петляя среди огромных валунов, поросших разноцветным лишайником. Хвойный лес заканчивался, а впереди виднелись лишь каменистые россыпи.

Горный хребет.

Горный хребет.

Крест - обзорная площадка на пути к вершине.

Крест - обзорная площадка на пути к вершине.

Виды на горы захватывают дух.

Виды на горы захватывают дух.

Сделав несколько шагов по едва различимой тропе, я поняла, что силы мои иссякли. Продолжать движение я уже не могла, прекрасно осознавая все риски, связанные с безрассудной тратой энергии и времени, которые нужно было оставить на не менее тяжёлый спуск. На мгновение я поймала себя на мысли, что останавливаюсь на половине пройденного пути, но, откинув все сомнения, моментально сделала выбор. Свои испытания я уже получила. Узнала, что такое настоящие горы и поняла, как тяжело карабкаться вверх по крутому склону и подвижному курумнику. Для девушки, которая раньше с огромным трудом преодолевала расстояние в 10 километров по прямой дороге, я уже многого достигла, и в тот момент мне нужно было остановиться и всё переосмыслить.

Я окликнула Мишку и рассказала о своём решении, предложив ему одному добраться до вершины, пока я отдохну и восстановлю силы. Он согласился и проводил меня в укромное место на склоне, где, усевшись под низкой сосной, я стала ждать его возвращения.

Камнеломка теректинская.

Камнеломка теректинская.

Компанию мне составили большие чёрные муравьи, вездесущие бурундуки и звонкие птицы. И это было самое лучшее время, проведённое наедине с природой. Я наблюдала, изучала и сама становилась частью огромного живого организма. Вникала в мир природы и бесконечно радовалась тому, что могу быть её молчаливой и понимающей гостьей.

* * *

Мишка вернулся через несколько часов. Из-за низких облаков и густого тумана он не смог рассмотреть с вершины Чивыркуйский перешеек, соединяющий байкальский полуостров с материком, зато побывал в высокогорной тундре, увидел, как растут карликовые берёзы, и насладился дорогой на плато Святого Носа.

Вид на Чивыркуйский перешеек скрыт облаками.

Вид на Чивыркуйский перешеек скрыт облаками.

На вершине горы Маркова.

На вершине горы Маркова.

Карликовые берёзы.

Карликовые берёзы.

Мы перекинулись с ним парой слов, перекусили бутербродами с сыром и стали спускаться. Я думала, что все трудности были на подъёме, но самое страшное ожидало меня впереди. Ноги разъезжались в разные стороны, скользя по мелким камням вниз. Я постоянно спотыкалась, рискуя кубарем скатиться со склона и «украсить» своё тело огромным количеством ссадин и царапин. Разок я всё-таки упала и хорошенько стукнулась о камни правым бедром, набив в память об этом событии огромный лилово-красный синяк.

Вниз по тропе.

Вниз по тропе.

Виды с высоты прекрасны.

Виды с высоты прекрасны.

Мишка, ни разу не запнувшийся на сыпучей тропе, бодро и энергично шёл впереди. Я с досадой смотрела ему вслед, надеясь в будущем научиться спускаться с каменистых склонов также легко и непринуждённо, как он.   

Потихоньку мы продвигались вниз и спустя некоторое время оказались около ручья, где встретили милую пару из Чехии. Они плохо говорили по-русски, но всё-таки смогли рассказать нам, что уже давно путешествуют по России, успев посетить Камчатку и Владивосток. После байкальского путешествия пара собиралась поехать в Улан-Батор, а оттуда направиться в Алтайские горы. Мы пожелали им удачи и, попрощавшись, продолжили свой путь.

Каменистая тропа.

Каменистая тропа.

Зелёное море деревьев и голубые воды Байкала.

Зелёное море деревьев и голубые воды Байкала.

Иногда приходилось преодолевать различные препятствия.

Иногда приходилось преодолевать различные препятствия.

После источника тропа стала пологой, что существенно облегчило движение, но не прибавило оптимизма. Ноги страшно гудели, а всё тело изнывало от усталости. В какой-то момент я поняла, что передвигаюсь, превозмогая острую боль в коленях, но останавливаться не смела. День уже клонился к закату, а идти по лесу в темноте мне совсем не хотелось.

Через пару километров вдалеке показались знакомые информационные щиты, стоявшие у начала тропы на плато Святого Носа. Собрав остаток сил, я сделала несколько шагов вперёд и очутилась на поляне, где мы с Мишкой два дня назад разбили свой лагерь. «Дошла…» – прошептала я и, глубоко вздохнув, медленно опустилась на деревянную скамейку, стоявшую рядом с нашей палаткой.

ЭПИЛОГ

Так уж повелось, что минуя череду испытаний, мы всегда ожидаем награду. Одни, упорно готовясь к соревнованиям, истязают своё тело тренировками, надеясь занять первое место. Другие проводят бессонные ночи за книгами и конспектами, стараясь совершить удивительные открытия. Третьи работают без выходных, веря, что их старания окупятся престижным местом и хорошей должностью. Но бывают такие испытания, которые не только укрепляют силу духа и дарят завидное упорство. Они дают нам гораздо больше, чем мы можем себе представить. Пройдя по дороге к вершине горы Маркова, сложной и в тоже время  невероятной по красоте «тропе испытаний», я снова влюбилась в природу своей страны. Такую разную, уязвимую, порой суровую, но неизменно прекрасную и вдохновляющую. И только ради того, чтобы испытать это чувство ещё раз, я готова снова и снова идти вперёд, карабкаться вверх по сыпучим камням и терпеть жгучую боль в ногах от долгого пути.

Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Оставить комментарий
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.
Хотите путешествовать далеко и быстро? Путешествуйте налегке. Скиньте с себя зависть, нетерпимость, эгоизм и страхиЧезар Павезе