Валерия Гавриляк
27 июня 2014
3715

Звезда Востока

Писать о Ташкенте мне одновременно легко и трудно, я заранее знаю, что буду пристрастна и необъективна. Иначе и быть не может: в этом городе я родилась, здесь живут мои родители, сюда я возвращаюсь снова и снова. Это моё счастливое детство, непреходящая ностальгия, безусловная любовь; думаю, я с полным правом могу сказать – это мой город. И мне очень давно хочется показать его всем-всем-всем: столица Узбекистана стоит того, чтобы её увидеть.



Только самолётом…

В этом году я решила добираться домой самолётом: азиатские поезда - отдельная тема, для меня уже закрытая. Ближайший к нам аэропорт, из которого можно улететь в Ташкент, – самарский Курумоч. И туда, и обратно мы летели самолётом узбекских авиалиний: комфортно, кормят вкусно, хороший сервис. Через 2,5 часа аэробус садится в закатные облака: ещё только 8 вечера, но в Ташкенте темнеет рано. Из автобуса все почему-то очень быстро бегут в здание аэровокзала, оказалось – чтобы поскорее пройти таможенный и паспортный контроль. Очередь какая-то хаотичная, никто друг за другом не выстраивается, и почти все пассажиры нашего рейса оказались впереди нас. При этом на все процедуры ушло около часа (ну всё же не 8 часов на границе, как в поезде, - утешилась я), и вот мы наконец выходим в вечерний город. Ташкент встречает нас знакомым, чуть терпким запахом – так пахнет кора чинар.



Жаркие объятия родины

В Узбекистане – 300 солнечных дней в году, и в любом путеводителе написано, что лучше всего ехать в Ташкент весной или осенью. Но с ребёнком-школьником следовать этим рекомендациям сложно. Мы выехали, как только закончили все школьные дела – в начале июня, надеясь успеть до жары. Разумеется, не успели: днём было далеко за 30 градусов, а временами и под 40. Но даже такая жара в Ташкенте переносится легче, чем в средней полосе: воздух сухой, дышать легко. Тем не менее, легкомысленно отказавшись от солнцезащитного крема, я в первый же день обгорела. Так что летом в Ташкенте лучше одеваться, как японские туристы – во что-нибудь лёгкое, но закрытое.



Средства передвижения

По городу мы перемещались в основном на такси – здесь это очень небольшие деньги: от одного до трёх долларов в зависимости от расстояния. Большой компанией из 4-5 человек ездить на такси порой даже выгоднее, чем на общественном транспорте: до 15 июня поездка в автобусе или трамвае стоила 800 местных сум, на маршрутке – от 900 до 1200, поездка на такси в среднем – 3-5 тысяч сум. И, конечно, на такси гораздо быстрее – оно не стоит на остановках, собирая пассажиров, а пробок в трёхмиллионном Ташкенте нет. По крайней мере, за две недели мы в них ни разу не попали.
Отдельное удовольствие – ташкентское метро. Это первый и до 2011 года единственный метрополитен в Средней Азии, 3 линии, 29 станций. Метро неглубокое, без длинных запутанных переходов, с тщательно продуманной системой вентиляции – здесь никогда не бывает душно. Кроме того, большинство станций облицовано мрамором или гранитом, так что здесь хорошо спасаться от жары.



И ещё для меня ташкентское метро – самое красивое в мире: стекло, мозаика, декоративные панно, изящные светильники – в общем, не станции, а маленькие подземные дворцы.



Первая линия метро открылась в 1977 году, а строительство третьей, к сожалению, заморожено, и до новых районов узбекской столицы метро пока не добралось.

Храните деньги в банках Узбекистана!

Деньги и экономика – темы в Узбекистане не самые весёлые, но даже не очень богатому туристу здесь будет достаточно комфортно. Не могу ничего сказать о ценах на проживание, но всё остальное – еда, одежда, проезд, развлечения – дёшево. Ехать сюда лучше с долларами, чем с рублями – при обмене это будет выгоднее. Неофициальный курс – около 3 тысяч сум за 1 доллар, обменять деньги предлагают везде – на вокзале, в аэропорту, на базарах, в центре города. Вот так выглядят сто долларов в местном эквиваленте, и, честно говоря, к концу поездки я устала носить тяжёлую сумку с сумами.



А вот обратный процесс будет проблематичным – государственный курс доллара ниже, но купить валюту в банках Узбекистана нельзя. Также сложно снять наличность с банковской карты. Жители Ташкента большую часть зарплаты получают именно на карту, ею можно расплачиваться во многих магазинах, но снять с неё деньги практически невозможно. Ну и конечно с карточкой не пойдёшь, например, на базар, в частную клинику, не заплатишь за проезд. Поэтому оставшуюся треть зарплаты, которую выдают наличкой, здесь ждут, как манны небесной. Таким оригинальным способом местные власти борются с инфляцией – увы, не очень успешно. Зарплаты и пенсии поднимают дважды в год, весной и осенью, а за месяц до запланированного повышения взлетают вверх цены, и уровень инфляции превышает 20% в год. В общем, потратить заработанное легко, а сохранить трудно: любой банк может закрыться без объявления войны, и возврата вкладов придётся ждать неопределённо долго.



Город-сад

Решив насущные вопросы, наконец можно наслаждаться красотой, уютом и гостеприимством узбекской столицы. Для меня точкой отсчёта всегда была центральная площадь Ташкента. Раньше она называлась площадью Ленина, а теперь это Мустакиллик майдони – площадь Независимости.



На месте памятника Ленину - сейчас «глобус Узбекистана».



Перед входом на площадь – фонтаны и арка с аистами, появившаяся здесь тоже после обретения Узбекистаном независимости.



А вот этот фонтан я помню столько же, сколько себя – только раньше он был выше, и вода заливала всю дорожку вдоль фонтана. А ещё в нём купались дети – теперь всё пусто и строго.



Тем не менее, фонтаны – настоящее спасение для Ташкента: они создают особый микроклимат, смягчая жару. И 1 мая в Узбекистане – не день весны и труда, а День фонтанов – такой новый праздник учредили здесь в этом году.



И почти всегда от жары можно спрятаться в тени деревьев: 35% территории Ташкента – это парки и скверы. Символ Ташкента – конечно, чинара с её разлапистыми листьями и широкой кроной – что может быть лучше в летний полдень?



У старых чинар толстые шершавые стволы, иногда они «линяют», сбрасывая кору, стволы становятся белыми. В центре они растут практически везде, например, у дома князя Романова, через дорогу от площади Независимости.



Ещё одно популярное ташкентское дерево – тутовник. Декоративные деревца аккуратно подстрижены и украшают собой центральные улицы города, а у входа в парк «Голубые купола» растёт могучий долгожитель с корявым стволом – целый живой дом.



Ещё в июне в Ташкенте цветёт японская акация: у неё нежно-розовые пушистые соцветия с тонким сладковатым запахом.



Ну и вообще весной и летом в Ташкенте цветёт буквально всё, а в июне кое-что уже и зреет – вот, например, яблоки прямо у входа на площадь Независимости.



Урюк, вишня, черешня, яблоки, айва, гранат, орехи – что-то только начинает созревать, а что-то уже падает чуть ли не на голову.



В общем, город-сад – это про Ташкент. Земля вокруг многоэтажных домов засажена цветами и фруктовыми деревьями, с балконов первых этажей часто делают выход на улицу, и каждый обустраивает свой маленький садик.



Ну и конечно, какой же сад без роз…



До и после

Но так Ташкент выглядел не всегда: в истории города было немало переломных моментов. Один из них буквально застыл в камне – справа от площади Независимости стоит мемориальный комплекс «Мужество».



Чёрный с синими проблесками лабрадорит расколот пополам, на нём высечены дата и время, разделившие жизнь города на «до» и «после»: 26 апреля 1966 года, 5.23. Монумент установлен там, где в 66 году находился эпицентр 9-балльного землетрясения, практически уничтожившего центральную часть Ташкента.



Город восстанавливали всей страной больше трёх лет, и именно тогда он обрёл свой современный облик – длинные улицы, широкие проспекты, многоэтажные дома. Впрочем, слишком высокие здания в Ташкенте не строят до сих пор – небольшие землетрясения случаются здесь регулярно, так что небоскрёбы можно сосчитать по пальцам, в основном это банки, отели и бизнес-центры.



А эти дома на Чиланзаре были построены ещё до землетрясения и благополучно его пережили.



Чиланзар – один из старых районов Ташкента: в тихих двориках сушится бельё, чинары закрывают небо, непуганые майны – афганские скворцы – нагло смотрят прямо в объектив.



А самая старая часть города – район Чорсу с одноимённым базаром под синим куполом.



В воскресенье утром здесь не протолкнуться, продают и покупают всё, что только можно – от кур и кроликов до традиционных сувениров и свадебных нарядов. Торгуют не только под куполом, но и на площади перед ним, прямо на земле.



При покупке принято не только торговаться, но и просто общаться. В тебе безошибочно вычислят «иностранца», расспросят, откуда ты, какая там погода и как жизнь вообще – всё это спокойно и дружелюбно. Я успела отвыкнуть от того, что не только на базаре, но и в любом другом месте с тобой заговаривают совершенно незнакомые люди, а порой даже отвечают на вопросы, которые ещё не были заданы.



Рядом с базаром Чорсу находится медресе Кукельдаш – один из немногочисленных памятников средневекового Ташкента. Медресе действующее, в нём живут и учатся студенты.



Здесь же возвышается самая древняя мечеть Ташкента, построенная ещё в 819 году. Правда, с тех пор она пережила столько реставраций, что изменилась до неузнаваемости – простое кубическое здание с одним куполом стало трёхкупольным.



Но сильнее всего за последние годы изменился центр Ташкента, к сожалению, не всегда в лучшую сторону. Это центральная пешеходная улица города, её современное официальное название я не воспроизведу, а в просторечии она до сих пор называется «бродвей» - хотя от прежнего «бродвея» мало что осталось.



Раньше здесь собирались неформалы, художники писали портреты всех желающих, работали музыкальные магазины, из многочисленных кафешек неслась громкая музыка и стойкий запах шашлыка. Сейчас навели порядок, стало чисто и пусто, картины и украшения на асфальте – единственное напоминание о прошлой жизни «бродвея».



«Бродвей» ведёт от площади Независимости к ещё одному знаковому месту Ташкента. Это бывший сквер Революции, теперь сквер Амира Тимура, а с недавних пор - ещё и боль ташкентцев, бывших и настоящих. В ноябре 2009 года здесь тоже «навели порядок»: вырубили вековые чинары и акации. Говорят, из деревьев сделали полы в дорогих особняках. В общем, вот эти маленькие кустики перед гостиницей «Узбекистан» - теперь и есть сквер.



Любимое место многих поколений ташкентцев – сейчас просто пятачок под палящим солнцем, только фонтаны и остались.



В центре сквера раньше стояла голова Карла Маркса, а в начале 90-х здесь поставили другой памятник – национальным героем независимого Узбекистана был выбран Амир Тимур, он же Тимур Тамерлан, личность весьма неоднозначная.



Рядом со сквером построили музей истории тимуридов.



В этом музее я пока не побывала, а о Тимуре нам более чем подробно рассказали в Самарканде. Из ташкентских музеев я больше всего люблю Музей искусств: в его основе – коллекция европейской живописи и скульптуры, собранная князем Николаем Константиновичем Романовым. В музее до сих пор хранится скульптура, запечатлевшая возлюбленную князя в образе Венеры с яблоком. Здесь же можно увидеть образцы народного творчества: ковры, вышивку, резьбу по дереву и ганчу( сырой штукатурке). Дойти до музея можно пешком от сквера. А у нас на этот раз была немного другая культурная программа.

Европейское кино и узбекская керамика

Недостатка в развлечениях в столице Узбекистана не было никогда, и сейчас есть, из чего выбирать: кино, театры, музеи, многочисленные парки аттракционов и несколько аквапарков. За две недели в Ташкенте мы успели посмотреть милую французскую драму на фестивале европейского кино и мультик про драконов в 3Д, отдохнуть от жары в аквапарке, приобщить детей к народным ремёслам и выпустить на свободу в новом парке «Локомотив».



С национальными ремёслами знакомят в ташкентских детских студиях – например, предлагают поработать на гончарном круге. Под присмотром и с помощью мастера даже совсем не обученные дети могут сделать что-нибудь несложное керамическое, потом взрослые раскрашивают и обжигают горшки и вазочки в специальных печах. Для Узбекистана занятия недешёвые – 20 долларов каждое + стоимость материалов для изделия.



Парк аттракционов «Локомотив» открылся в Ташкенте этой весной, его широко рекламировали в местных СМИ как самый современный в Средней Азии.



Аттракционы действительно новые и современные, на самые экстремальные детей до 15 лет не пускают. Вот этот огромный маятник с людьми постепенно раскачивается до 180 градусов, при этом ещё и вращается.



А покататься над парком можно на совсем уж фантастическом воздушном велосипеде.



Нашим подросткам больше всего понравилась экстрим-зона – скалодром и верёвочный городок: пять трасс разного уровня сложности, канаты, сетки, лесенки, в финале – спуск с высоты по верёвке.



Ну и конечно, колесо обозрения – самое высокое в Узбекистане.



С него можно увидеть улицы Ташкента, горы на горизонте и самое высокое сооружение узбекской столицы – ташкентскую телебашню.

[slider]



[/slider]

Последний взгляд сверху

Высота телебашни – 375 метров, это 11-е место в мире среди подобных сооружений и 3-е в СНГ. Башню построили в 1985 году, с тех пор мы смотрели на неё из окна собственной квартиры, но подняться наверх собрались почему-то только сейчас, уже перед отъездом.



Вход для иностранных граждан – 15 долларов, столько же – для их детей старше 7 лет. Снимать фотоаппаратом нельзя, а телефоном почему-то можно. Лифт поднимается на высоту 100 метров – здесь находится застеклённая смотровая площадка, чуть выше есть ресторан, года через 2-3 планируют открыть площадку примерно на середине башни. На самый верх никого не пускают: несмотря на три опоры весом больше 500 тонн каждая и поддерживающие тросы, при сильном ветре и небольших землетрясениях верхушка телебашни раскачивается на 4 – 6 метров.



Ташкент тянется до самого горизонта, утопает в зелени деревьев, поблескивает водой каналов и аквапарков.



Гид рассказывает об истории столицы и последних открытиях: несколько лет назад при археологических раскопках были обнаружены экспонаты, которые позволили учёным заново установить возраст Ташкента – 2200 лет. До этого считалось, что городу чуть больше 2 тысяч лет, во всяком случае, именно эта дата отмечалась на моей памяти, где-то в середине 80-х.

Внизу, в фойе показывают макеты самых высоких телебашен мира, рассказывают интересные подробности. Само фойе украшено мозаиками из полудрагоценных камней.



Розовый и серый мрамор, мраморный оникс, жадеит, агат, чароит, лазурит – всё это добывается в горах Узбекистана, куда мы и отправились на пару выходных. Так что продолжение – в следующей серии, а в рассказе о Ташкенте пора поставить точку) О многом написать не успела: о цветных фонтанах и огнях ночного города, о махаллях и евромахаллях, об узбекской кухне и восточных сладостях… Но как известно, сколько ни говори «халва» - во рту слаще не станет, так что лучше приезжайте в Ташкент сами, смотрите и пробуйте – этот щедрый город сумеет вас порадовать!

Комментарии
Валерия Гавриляк
27 июня 2014, в 19:50

Спасибо!) Сначала не могла начать, потом остановиться) Со слайдерами запуталась совсем...

Валерия Гавриляк
27 июня 2014, в 20:03

Уф, вроде бы получилось, спасибо огромное! ?

Наталья Борисова
25 октября 2014, в 02:23

Для меня это тоже самый лучший и самый любимый город в мире...город и моего счастливого детства.Жаль,что бываю там не так часто как хотелось бы,потому что уже много лет живу между Москвой и Веной.  Все так знакомо,и станция метро "Космонавты", и сквер Амира Тимура.Я помню времена,когда вокруг памятника еще росли многовековые деревья.Спасибо вам!!!

Валерия Гавриляк
25 октября 2014, в 11:06

Спасибо! ? Да, мне бы тоже хотелось чаще приезжать в Ташкент, такое там всё родное)

Игорь Якименко
21 ноября 2014, в 09:57

Спасибо Вам за рассказ про город моего детства!!!  Улица Сайилгох (если я не ошибся в написании) - бывший бродвей.

Валерия Гавриляк
21 ноября 2014, в 11:44

Да, как-то так, наверное, точно не помню) Спасибо!)

Оставить комментарий
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.
Лишь тот, кто странствует, открывает новые путиНорвежская пословица