Кристина Клименченко
15 октября 2018
1402

Взгляд человека с большой земли



С Камчаткой меня всегда связывало мало. Она казалась мне недоступным и удивительным местом, куда меня тянуло по неведомым причинам. Когда я несколько лет назад узнала о наборе волонтеров в Кроноцкий заповедник, это все было лишь далекими словам. Волонтерство, заповедник, Курильское озеро... Сейчас же для меня это лица людей, от инспекторов до туристов, дни работы напролет, воспоминания и то острое чувство, которое пронзило меня по возвращении в город. Я поняла, что хочу вернуться назад.

Время собираться в путь



Мое трехнедельное пребывание на Камчатке предполагалось на кордоне «Озерный». За первые два дня в городе я, кажется, успела сделать все: изучить окрестности Елизово и Петропавловска-Камчатского, заключить договор, упаковать продукты и отнести их в офис на улице Рябикова, но через два дня я так и не улетела.

Ожидание затянулось на неделю, каждый вечер я звонила координатору, каждый раз я получала одинаковый ответ «Погода нелетная». А на небе не было ни намека на улучшение. Как развлечь себя в поселке городского типа на Камчатке, где нет ни одного места для проведения досуга? Конечно, природой. Но тогда мы были еще не закалены камчатскими реалиями, поэтому нас остановили рассказы о сугробах, так как год действительно был холодный, и истории о медведях в лучших традициях фильмов ужасов от местных камчадалов. Стоит добавить, что все, кого мы встречали, время в горах и лесах проводить не любили. Поэтому медвежьи страшилки чаще всего обрастали сотнями новых деталей, которые из раза в раз пересказывались новым туристам. Тем не менее, в радиальный поход на Голубые озера мы не пошли, зато съездили на Тихий океан и на горячие источники — дикие и не очень.

Халактырский пляж

Малкинские горячие источники


Отмокнув в источниках, истоптав улицы Елизово и насмотревшись на океан, очередным вечером я отправила сообщение своему координатору скорее по инерции, чем на что-то надеясь, чтобы уточнить, будет ли завтра «заброска» в заповедник. И каково было мое удивление, когда я получила ответ «Завтра в восемь у офиса».

Утром снова моросил дождь, и завывал ветер, не были видны никакие домашние вулканы из окна, которые в ясную погоду восхищают до самой глубины сердца. Поэтому я крайне тревожно и без особых надежд собиралась в офис. На крыльце бегали люди, что-то выносили и вносили, и почти у самых ступенек был припаркован грузовик, на который я даже не взглянула. Лица людей менялись, постоянно приходили новые ребята, нас объединяло одно – огромные туристические рюкзаки и улыбка, что мы наконец-то едем. Неожиданно меня спросили, почему я не «гружусь». На мое удивленное лицо, мне указали на машину. И я наивно поинтересовалась, поедем ли мы в ней до аэродрома, и по лицам я поняла, что нет, поедем мы на ней до конца. До самого озера.

Наша вахтовка


Четыре человека село в кабину, а мы всемером устроились в кузове нашей драгоценной вахтовки, и с того момента путешествие началось. Дорога была лишь первые два часа, потом оставались лишь направления. В пути мы провели около 12 часов с короткими остановками на переправы и отдых от постоянной тряски. Было ощущение, словно мы оказались попутчиками в купе, но купе было доверху завалено рюкзаками, коробками со скоропортящимися товарами, в виде падающих и разбивающихся яиц. Мы много смеялись, в конце это перешло в легкую форму истерии. Тогда у меня произошло первое знакомство со структурой заповедника. Что есть инспектора-егеря, которых отправляют с одного кордона на другой, например, Леня, а есть наемники, как Виталя и Люба, студенты-охотоведы из Иркутска, и Денис, профессиональный охотник и рыбак, которого случайно позвали работать на сезон. Да даже наличие специальности «охотоведение» было для меня откровением, и я с замиранием сердца слушала, кто эти люди, и что они будут делать в заказнике. А еще есть девочки-волонтеры, в основном из Центральной полосы России, которым бы все смеяться, жить в лесу и смотреть за медведями.

Волонтер Женя на руках у переправщика


К девяти вечера мы оказались у реки Озерная. Кузов, который был на засове снаружи, открыли, и на нас повеяло лесным воздухом и ледяным холодом от реки. Мы не знали, ни как далеко мы находимся от кордона, ни то, что мы сейчас будем делать. В голове был лишь шум и тряска, от которой удалось избавиться только на следующий день. Судорожно начали грузить вещи из кузова в подъехавшую лодку-водомет, так как уже темнело, а в темноте управлять водометом сложно. Вещи погружены, водомет уехал, а мы остались, и нас обрадовали — идем налегке пешком 12 км. Ружья зарядили, и в путь. Фонари и теплые вещи уехали с рюкзаками, поэтому прогулку было сложно назвать романтичной. Через два с половиной часа мы оказались на территории кордона.

Я испытала безумное счастье, когда, пробравшись через коробки с консервами и свисающие мешки с луком, мы добрались до двери, ведущую в нашу комнату. Жили мы в пристройке к инспекторскому дому, сразу за складом. Наконец-то день был закончен. В голове все тряслось, словно мы еще едем вдоль Охотского моря и наблюдаем мертвых китов, выброшенных на берег. На часах около часа ночи, теперь уже точно время спать.

Работать и еще раз работать



Ильинский вулкан


Первые дни было ощущение, что панорамный вид на Ильинский вулкан - это лишь фотография, и на самом деле его нет наяву. Настолько это завораживало. Но уже под конец ты свыкаешься с этим видом, и вулкан становится твоим вечным спутником, куда бы ты ни шел. А вариантов, куда пойти, не так уж и много. Территория кордона огорожена электрическим забором от медведей, для которых Курильское озеро родной дом, в отличие от всех находящихся там людей. Выход за пределы кордона без сопровождения инспектора строго запрещен.

Мишка гуляет сразу за электрозабором


Озеро относится к Южно-Камчатскому заказнику им. Т.И. Шпиленка. Оно удивительно тем, что там находится одно из крупнейших нерестилищ нерки, на которую приходят полакомиться бурые медведи. Поэтому каждый день – это своего рода ритуал наблюдения за медведями всех мастей, которые нисколько не стесняются людей. В первый день мне отчетливо запомнилась самка, которая начала кормить своих детенышей прямо перед забором. На это зрелище сбежались десятки туристов, которые потом спрашивали, а не ручные ли это медведи, которым сообщили как себя вести при туристах.

Однако, жизнь на кордоне не всегда романтична и созидательна, так как приехали мы туда все таки работать. Жизнь волонтера женского пола строится на трех столпах кухонного распорядка: завтрака в 9, обеда в 14 и ужина в 19. В промежутках добавлялись обязанности по уборке туристических палаток, мытью окон, туалетов и разные мелкие просьбы мужской части населения кордона, которая составляет большинство. Мужчины сжигали неорганический мусор, косили траву, заправляли лодки, помогали на стройке.


Жизнь на кордоне весьма напоминала деревню в российской глубинке, в первую очередь замкнутостью пространства. Когда мы приехали, на кордоне было около 50 человек. В начале было сложно запомнить, кто есть кто, особенно если учесть, что большинство ходит в камуфляже и кепках. Но уже через пару дней ты становишься частью жизни этих людей, а они твоей. Все выстраивается в систему: старший инспектор, постоянные инспектора, инспектора, приехавшие работать на сезон, научные сотрудники из Москвы и их студенты-волонтеры, ученые, изучающие поведение медведей, их личные волонтеры, строители-вегетарианцы из Украины, повара, хозяйственные волонтеры и туристы, которые в случае пребывания на кордоне в течение нескольких дней, привозили с собой личного повара и гида. Также в июле на территории кордона проводится детский лагерь в две смены из соседнего поселка Озерновский, ориентированный на развитие у детей бережного отношения к природе, так как до образования заказника большое количество браконьеров было именно из Озерновского. А при лагере, конечно, тоже был свой повар и свои волонтеры.



Такое количество людей в первое время пугало. Куда бы ты ни пошел, ты нигде не будешь один. С обеда начинали прилетать борта с однодневными туристами и их гидами. Иногда было по 10 вертолетов в день, а это означало, что территория превращалась в человеческий муравейник. Но чем активнее был день, тем приятнее были минуты спокойствия и тишины в вечернее время, когда на кордоне оставались лишь сотрудники. Сделав все дела на кухне, можно было спокойно почитать, понаблюдать за медведями, либо попросить кого-то из ребят сводить на рыбоучетное заграждение, или, по-простому, перегородку, где всегда были поблизости медведи.

Медведь ловит рыбку


Время на кордоне превращается лишь в простое слово, состоящее из двух слогов. Тебе абсолютно неважны такие вещи, как дни недели, месяца, интересные культурные мероприятия, наличие кошелька и проездного в сумке. За тебя уже все решено: есть ты и твой распорядок. Я почувствовала себя словно в продленном детском лагере для взрослых. И в этом есть своя прелесть. Время делилось на события. Момент, когда мы познакомились с туристами из Швейцарии, и нам разрешили пойти с ними на Кутхины Баты в радиальный поход на 12 км. Или когда приехала Лена, волонтер из Москвы, и у нас стало больше рабочих рук и фантазии для создания графика работ. Еще был временной промежуток, когда в лагере жили финны, приехавшие на фототур. Их прекрасный повар смеялся с нами на кухне и угощал рыбными деликатесами, а у их гида был день рождения, и мы ели бутерброды с икрой. Но дело не в еде, правда.

Инспектор Валерий Миронов со швейцарскими туристами на Куткхиных Батах


Еще магия кордонной жизни заключается во внезапности. Ты можешь мыть окно, а к тебе подойдут и тихонько позовут скататься с туристами по озеру или реке. От этой внезапности ты ликуешь, и уже сам не замечаешь, как бежишь брать теплую куртку и шапку из комнаты, спотыкаясь все о те же расставленные коробки, или о ноги кого-нибудь, кто вечно проводил время в нашей комнате, так как слабый сигнал интернета ловил только в инспекторском домике.

В одной из таких «поездок» по реке, когда мы отвозили одну из девочек-волонтеров на место, откуда ее должна была забрать вахтовка, я поняла, зачем я здесь. Я была счастлива и благодарна обстоятельствам. Когда живешь на кордоне долгое время, многое начинает раздражать. Это не просто жизнь на природе и в красоте, как может показаться для многих туристов, а еще много «социальных» открытий о самом себе. Но как только ты выходишь за его пределы, ты понимаешь, как же там было прекрасно. Вывод для меня был один – в таких условиях раскрывается лично мой внутренний потенциал как человека, а в городе он затихает и впадает в анабиоз. Все мои внутренние размышления происходили под незабываемые пейзажи: четверо молчаливых людей, которые разглядывали мутную воду и рыбачивших по берегам медведей. Один из медведей был крайне печален. Он свисал с дерева, и лапами пытался выловить рыбу.

Кроме водных маршрутов, были еще и пешие. В свободное время мы сходили в несколько небольших походов по окрестностям. Я помню то непередаваемое ощущение, когда все наконец-то было согласовано с руководством, мы быстро собирались, звали всех желающих ребят и буквально через 15 минут уже выходили за ворота лагеря. Не с туристами, а со «своими». Мы поднимались на Домашнюю сопку, откуда открывается вид на все Курильское озеро, гуляли до Северной бухты и катались до кордона «Травяной», который находится на другой стороне озера.


Стоит отметить мою прежнюю неосведомленность о кордонах и жизни озера, поэтому я даже и не знала, как оно там будет, по ту сторону озера. А оно оказалось волшебно, как в сказке. Дело в том, что на кордоне «Травяной» живет лишь два инспектора и соответственно два волонтера, поэтому там тишина и спокойствие. Один из инспекторов, Лилиана Варавская, ведет страничку в инстаграмме, где выкладывает десятки уникальных кадров медведей. Вся территория кордона умещается на маленьком очень зеленом мысе с видом на бухту, где можно насчитать около двадцати медведей за раз. Хотя, определенно каждому свое: кто-то бы долго не выдержал такой изоляции, но нашу поездку в этот «мир счастья» мы вспоминали еще долго.

Кордон Травяной


По стечению обстоятельств вылетать нам пришлось с вертолетной площадки «Травяного», так как тех.борт (ласково «техничка») был оттуда, поэтому с кордоном мы встретились еще раз. В день отъезда на «Озерном» было очень много туристов, поэтому все инспектора были при своих обязанностях, и прощались мы в очень большой суете. Улетала я не одна, а еще с тремя ребятами, поэтому было немного веселее. Мы собрали все вещи, проверили их еще раз, прогулялись до «перегородки», пообедали, и вот мы уже в лодке, машем ребятам на берегу. И была мысль: «Вернемся ли мы сюда назад?».

Финал



Полет на «техничке» не произвел на меня такого впечатления, как я ожидала. Лететь из Елизово всего час. Конечно, виды открываются великолепные – на вулканы, холмы горы. Вся территория буквально изрезана вдоль и поперек, и нет ни одного ровного места. Вернувшись в город, ты понимаешь, что жизни не было дела, где ты был, и все остается по-прежнему. Как и после обычного похода, было необычно выбирать себе продукты в таком многообразии, видеть машины и такое большое количество незнакомых людей. Через пару дней все встало на свои места.

Виды из вертолета


Дома мне задавали одни и те же вопросы, зачем ехать работать бесплатно, при этом оплачивать самостоятельно свое питание, проезд и дни проживания в городе, так как вероятность того, что вы не улетите в намеченный день из-за плохой погоды или полной загруженности вертолетов, крайне велика. Но я точно знала, что это того стоит. Это словно билет в другой мир, полное погружение в другую реальность, о которой вы не догадывались раньше.

Набор волонтеров начинается в декабре каждого года. Самые популярные кордоны – это Долина гейзеров и Узон, куда волонтерские места заканчиваются достаточно быстро. Ехать нужно минимум на три недели, так как волонтеров забрасывают в заповедник на вертолете, и на меньший срок брать помощников нерентабельно. Самые востребованные месяцы – это июль и август, в июне еще бывает, что лежит снег, а в сентябре не так тепло. Я же подавала заявку в конце января, тогда места оставались лишь на Курильское озеро, о котором я знала мало, но была уверена, что независимо от места кордона, это будет незабываемый опыт. Так и вышло.




Комментарии
Dimitrios Pischinas
16 октября 2018, в 16:58

Отлично сработано! Мне очень понравилось читать твою статью. Очень приятно было провести это время с тобой на озере.

Виктория Казицына
4 декабря 2018, в 13:09

Кристина, спасибо вам за статью. Очень интересно читать. Съездить волонтером на Камчатку - моя мечта.☺️ Теперь мне еще больше хочется осуществить её.
Только вот по-поводу поселка городского типа, вы немного погорячились. Если я правильно поняла, то жили вы в Петропавловске-Камчатском, а это все таки город с населением 150 000 человек. И места проведения досуга там есть. Несколько кинотеатров, различные кафе и рестораны. Конечно, «избалованному» жителю столиц и крупных городов это будет скучно. Но тогда можно посетить краеведческий музей, узнать историю Камчатки и ее коренных жителей. Можно съездить покормить рыбкой сивучей. Можно съездить на экскурсию в собачий питомник или на морскую прогулку. Так же есть смотровая площадка откуда открывается прекрасный вид на «Трёх братьев» и на «Ворота»-выход из бухты в открытый океан.
Извините, если как-то задела вас. Просто хотелось прояснить этот момент. Возможно другим читателям будет полезно.
Еще раз большое спасибо за статью!?

Оставить комментарий
Загрузка...
Участники клуба
Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.
Путешествия учат больше, чем что бы то ни было. Иногда один день, проведенный в других местах, дает больше, чем десять лет жизни домаАнатоль Франс