Жизнь на банановой плантации: как я строила школу в Непале

Чтобы сразу расставить все точки над i: меня зовут Женя, мне 33, я работаю в глобальной компании, занимающейся киберзащитой данных и имеющей свой благотворительный фонд. Мне невероятно повезло: меня выбрали в числе 18 счастливчиков-волонтеров этого фонда среди 300 заявок сотрудников компании со всего мира, и именно так я оказалась в Непале в своем первом, и надеюсь, не последнем волонтерском треке.  

 

Начало трека. Сборы, знакомство

В первый день мои коллеги летели изо всех уголков планеты в Катманду, некоторые добирались почти сутки. Почти всех я встретила впервые, ведь все мы работаем на разных позициях в 33 офисах компании по всему миру. В этот же день мы познакомились с нашей ведущей трека Элисон. 

Фонд ставит своей целью открыть 15 школ в течение 3 лет, а также запустить в них компьютерные лаборатории, предоставить обучающие курсы и другие необходимые вещи. На данный момент открыто уже 8 школ в самых разных странах, и фонд раз в год собирает группу волонтеров из сотрудников компании, чтобы привлекать специалистов с разным опытом и из разных стран к строительству, погрузиться в атмосферу и сгенерировать новые идеи по развитию проекта. В 2018 году ребята-волонтеры побывали в Сенегале, а в 2019 году фонд собирал активистов в Непале.

Начался наш трек перелетом из Катманду в Дхангадхи, где мы познакомились с четырьмя местными переводчиками.

вид Катманду

Мы заехали в деревню, где в прошлом году нашими партнерами была построена одна из школ. На этой встрече мы узнали вкратце про местную школьную систему, а также про программу для взрослых. Проходят ее, в основном, женщины по разным причинам не получившие образование в детстве. В результате они узнают простые в общем-то вещи, например, счет и чтение. Однако они утверждают, что это сильно повлияло на качество их жизни: теперь они могут сами заниматься продажей урожая (а не только рассчитывать на мужа), понимать, кто им звонит по телефону и ориентироваться на улице, читая таблички.

волонтеры и ученики школы

 я и местные дети

Церемония основания школы в Багдоле, Непал

С утра был урок непальского языка, на котором мы узнали не только базовые выражения, но и получили свои непальские имена. Меня зовут Эката (Ekta), что значит "единство".

Вечером мы присутствовали на официальной церемонии приветствия и молитвенного обряда за школу.

наша волонтерская группа

церемонияА потом был самый волнительный момент — мы познакомились со своими принимающими семьями. Нашу маму зовут Сарасвати, у неё четверо детей, старшая довольно хорошо говорит на английском и очень облегчила нам общение с семьей.

мы и глава нашей принимающей семьи

Нас троих поселили в комнату с двумя кроватями. В доме было электричество. Туалет был на улице. К колонке с водой был подключен шланг, так что даже душ у нас был полуавтоматический, а не bucket shower, как нас предупреждали. В этот вечер принимающая семья накормила нас ужином, а затем мы достали свои настольные игры, поиграли и пообщались с детьми.

Спальное место в доме

 Первый день. Строим школу в Багдоле

Первое утро в Багдоле было волшебное. Мы встали в 5 утра, чтобы к 6 успеть на йогу. К поляне шли в темноте. На йоге были мы и местные, а вёл её очень забавный улыбчивый мастер.

 йога

завтрак

мой завтрак

На общем завтраке мы узнали, что нас поделят на две смены. Мне досталась первая, а другие пошли на культурологические мастер-классы. В этот день я рыхлила землю и копала ямы! Вообще-то я никогда раньше этого не делала. Только помню, как папа нажимал на лопату ногой, чтобы она глубже заходила, и вот настал момент, когда я делала так же. Я очень старалась, но угнаться за местными было нереально даже нашим мужчинам.

рабочий процесс

рабочий процесс

После обеда у нас была встреча с местными педиатром, акушеркой и целителем. Они рассказали, как организовано лечение в их сообществе. Потом мы прогулялись по деревне до реки, постаравшись вернуться до темноты, чтобы наши принимающие семьи не волновались.

работа на плантации

местные жители

 

Вечером наша принимающая мама, Сарасвати, пригласила нас в свою кухню: маленькое отдельное помещение во дворе без электричества, в углу костёр, на полках припасы. Она показала, как делать роти (плоские лепешки). Кажется, я раскатала штук 25, пока не закончилось тесто. Мама обжарила лепешки и приготовила тушеные овощи. Но снова мне не удалось доесть всё до конца, хотя я и просила положить в три раза меньше. Я просто не могла есть от волнения, ну и еда была всё-таки непривычна. Ели мы на веранде, сидя на полу. Дочка в нашей семье просила сидеть нас "красиво" (подобрав ноги в позе лотоса), а не выпрямлять их, особенно когда в гости приходила их бабушка.

жители деревни

Второй день

На следующий день в деревне я была во второй смене. С утра у нас был gender talk, это значит, что мужчины и женщины раздельно могли задать друг другу любые вопросы. Мы, девушки, конечно, спрашивали, как кто женится, можно ли развестись, как рожают детей, долго ли кормят грудью и прочее.

Мы узнали, что понятия «бойфренд» у них до сих пор не существует. Обычно, у девушки есть жених, а иначе "кто тебя после бойфренда возьмёт замуж?". По закону развестись можно, но на разведенном будет своего рода клеймо. Браки возможны как по договоренности, так и по любви. Также на встрече была пожилая женщина, которая в юности сбежала из дома с любимым.

Они довольно сурово относились и относятся к женщинам во время менструации: девушка не могла в это время жить в семье, трогать воду и пищу, которую ели остальные, спать должна была не в общем доме, а в отдельной хижине или просто на улице. В горах были случаи, что девушки просто замерзали до смерти или были укушены ядовитыми змеями. Говорят, что сейчас это запрещено законом, но чувствовала я себя некомфортно (угадайте, почему).

Нас они спрашивали, где наши мужья, и удивлялись, что у некоторых их нет, у других есть бойфренд (а не муж), а у третьих хоть муж и есть, но он почему-то отпустил свою жену одну :).

После обеда была работа, и я уже не могла копать так активно, как бы я ни старалась. В основном, мы передавали камни и песок.

рабочий процесс

вырытые ямы для фундамента

Вечером соседка позвала жителей нескольких домов на вечеринку, и мы танцевали непальские танцы, а потом коллега из России начал танцевать вприсядку, ну и я не удержалась и немножко сплясала, а местные пытались повторить :).

 1

Третий день. Церемония прощания

На третий день мы работали все вместе в первую смену, потому что вечером была церемония закрытия. Первые пару часов работали на стройке только волонтеры, без местных, потому что в деревне проходили похороны. Мы замешивали цемент, а потом наполняли им тазы и передавали их к траншеям под фундамент, чтобы залить основание.

После обеда в нашу крохотную комнату набилось два десятка девушек, которые одновременно красили, причесывали и одевали нас для праздника.

местные праздничные наряды

прощальная церемония

На следующее день мы уезжали, и местные провожали нас до автобуса и рыдали в три ручья. Наши тоже не отставали. Перед отъездом у нас был круг с благодарностью внутри команды (включая переводчиков). За три дня до этого каждый вытянул себе имя своего secret buddy. Всё это время мы должны были особенно поддерживать выбранного человека, а в последнее утро приготовить подарок. Мне достался Нарендра, наш переводчик. Я подарила ему сладкий батончик из России, а мне коллега сделала венок из цветов, назвав королевой йоги (хотя на самом деле, это она была круче всех).

прощание

Я чувствовала себя изможденной, эмоционально слегка выгоревшей. Когда мы вернулись в Катманду, мы с коллегами сходили на массаж и отлично восстановились. 

Я мечтаю вернуться в деревню с нашей непальской командой на церемонию открытия достроенной школы и встретиться с моей непальской семьёй! 

местные дети и волонтер

Оставить комментарий
Загрузка...
Подпишитесь 
на наши новости
Cпасибо!
Вы только что подписались на нашу рассылку. Вам отправлено письмо для подтверждения email.