Мьянма. Трудная дорога к Золотому камню

Предыдущая часть - Так живёт Янгон

Следующая часть - Золотой камень

Золотой камень одна из самых почитаемых святынь в стране. Чтобы попасть в то место пришлось встать в 4.30 утра и отправиться из Янгона в деревню Кинпун. Ещё было темно. А ведь так хотелось понежиться в мягкой постели, насладиться прохладой в номере.

На такси прибыла на автостанцию Ююлай, откуда пойдёт автобус до следующей станции, где пересадка на основной маршрут. На Ююлае была первой, разбудив всех работников сервиса, вповалку спавших в том же помещении. Постепенно стекались люди со свежевыкрашенными лицами. Одна девушка завела разговор на английском. С этого момента мы были вместе до самого прибытия в Кинпун.

Мюмяту студентка университета и ехала к себе в провинцию на выходные, а заодно хотела заехать к камню помолиться. Всю дорогу беседовали, Мюмяту оказалась терпеливой и внимательной. Её совет посетить водопад Би очень пригодился, через пару дней. А пока она ела тропических жаренных в масле тараканов, что купила по пути. Девушка выбрасывала крылья и лапки, мне предлагала самое вкусное – большое толстое брюшко. Я отнекивалась, снимая её тараканью трапезу и не понимала, зачем такая красивая девочка ест тараканов? Ведь булочки с помадкой по два рубля много вкуснее.

Рисовые чеки за окном не заканчивались, грустный однообразный пейзаж совсем не привлекал. Разве что однажды мелькнула удивительная пагода на воде. Успела сфотографировать её и в очередной раз поразиться мьянманской культуре создавать шедевры в честь своей веры.

Когда путь длиною в пять часов завершился, стало ясно, сегодня в Янгон не вернусь, только завтра утром отправлюсь обратно. Тут мы с Мюмяту расстались. Она пойдёт к камню вечером, по прохладе и останется там до утра в числе паломников, чтобы закат с восходом увидеть, а я прямо сейчас поеду в гору, чтобы сегодня же и вернуться в деревню к ночёвке. До камня оказалось ещё далековато. 

На гору Чайттийо идут грузовые машины со скамьями в кузове, Только они могут преодолеть расстояние в 16 км, где серпантин не просто так, а под углом в 45 градусов при крутых поворотах. У каждой машины свой трап, по нему поднялась в кузов. Постепенно народ набирался.

За мной поднялась группа местной молодёжи из шести человек, рюкзаки у них с тёплыми вещами, шляпы на голове. Я понимаю, что едем в гору, но её высота всего 1100м., а потому разницы температур почти не предвидится, и у меня с собой только бутылка воды и парео вместо шляпы. Его прозрачность позволяет видеть дорогу, защищает от солнца, да и придерживать его не надо. Но самое важное его предназначение, это обвязаться при входе к Великой реликвии. Одежда и поведение обязано быть максимально скромным.

Проезд на грузовике стоит 1500 кьят, да и кроме того монахи на всём пути собирали пожертвования. Молодёжь неистово хохотала на умопомрачительных съездах и головокружительных подъёмах, когда грузовик ревел и карабкался вверх. Я не смеялась до того момента, пока все со страха не стали прятаться ко мне под парео. Тут я сдалась. Куража хватило всем!

Интересно, веселилась бы эта молодёжь на дорогах Анд? Когда пропасть начинается в десяти сантиметрах от колёс, когда сели и камни лавиной сыплются сверху, а горная болезнь на высоте в 5000 метров тисками сжимает сердце и мозг.

Через час прибыли на площадку, где останется наш грузовик, а дальше идти пешком ещё два километра, на них уходит примерно полтора часа времени., но уже на первом этапе стало ясно, это у кого-то полтора часа, а мне как раз до утра хватит.

Молодёжь сразу приобрела дорожные посохи и резво двинулась вперёд. Решила, буду идти медленно, распределяя силы. Жара, пот застилал взор, ни ветерка, джунгли плотной стеной, задохнуться можно, это просто смерть. Вместе со мной пара из Испании, приехали в Азию на пять месяцев. Чувствую, отстают, без конца отдыхают. Поняла, таким темпом и к утру не поднимусь. 

Тут носильщики с носилками увязались за мной, обещая за $17 поднять на вершину в лучшем виде. Ну нет, ребята, я от Рангуна до этой точки дешевле добралась. Долго ещё они клянчили меня забраться на этот транспорт, суля нести как королеву. Носилки из лёгкого бамбука с удобным сиденьем, в котором надо полулежать. Они повсюду расставлены вдоль дороги, потому в любой момент, если вас покинут силы, можно пересесть на них и четверо азиатов выносливых и жилистых с видимой лёгкостью отнесут вас к камню. Каждая четвёрка в день поднимает по три человека, больше не могут. Тяжело.

Надо пройти этот путь, чтобы понять насколько он тяжёл. Молодёжь с посохами, то обгоняла меня, то отставала. Их сумки с вещами тащились по дороге, им было уже не до смеха. Два родничка по пути освежили прохладой, холодный кокос утолил жажду и снова в путь. Здесь не безлюдные места, встречаются дощатые дома и придорожные таверны.

Ближе к вершине началась торговая галерея, где продавали всякие снадобья и настойки в стеклянной таре, бутылки с водкой, в них красиво уложены кобры и скорпионы. Кстати, водка может оказаться фальшивой, а змея просто протухнет в ней. В одном из супермаркетов Камбоджи такое же экзотическое содержимое в стеклянной таре было мутное, и змеиная чешуя плавала в нём кусками. Не думаю, что так было задумано. Я верю тем, кто пробовал эту водку и уверен в её качестве, но себе верю больше. А пробовать не стану, вспоминаю заспиртованных паразитов, родившихся уродов и фрагментов человеческого тела, что раньше выставлялись в наших поликлиниках, как наглядные пособия для студентов практикантов. Да мало ли чего ещё можно заспиртовать?

А ещё в той галерее продавали змеиные кожи, сухие головы диких животных, и их же ноги с копытом, рога и всякие травы. Уверена, что колдовской рынок в столице Боливии Ла Пасе сродни этому и имеет одно и то же предназначение. А туристам совсем не обязательно грызть те головы и копыта, бравируя своей всеядностью на страницах интернета.

Навстречу спускались носильщики с привязанными на спину высокими коробами, монахи сидели на придорожных лавочках, школьники прыгали по ступеням возвращаясь сверху домой. А я-то думала, у камня никто не живёт, ан нет, ещё и школа где-то наверху. 

Всё, вышла под открытое небо из той галереи, это и есть вход к камню. Заплатила $6 и мне на грудь билет повесили, при выходе его надо сдать. Опять ступени, по которым босиком, оставив обувь внизу в общей куче. На горе, отели дорогие и только в них туристы могут заночевать, в отличие от паломников, которым разрешено оставаться непосредственно у самой реликвии.

Первой увидела огромную статую зубастого льва, что безмолвно сторожил входную арку, а ступеням конца нет. В какой-то момент мелькнул золотом камень и опять скрылся. Мужчины в лонжах, грузчики с корзинами, последние метры вверх поднимают носильщики своих седоков. Всё вокруг просто сияет золотом и чистотой. 

Преодолев последние ступени, встала от неожиданности. 

Продолжение будет

Обратная связь
Cпасибо!
Ваше сообщение было успешно отправлено.